РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка

Согласно данным мировой статистики, до 70% беременностей заканчиваются выкидышами, которые происходят на разных стадиях. В России говорить о перинатальных потерях не принято, а женщины, столкнувшиеся с потерей ребенка, часто оказываются один на один со своими переживаниями. О том, с чем приходится столкнуться, что говорят врачи, как реагируют близкие, мы поговорили с нашими героинями, пережившими перинатальную потерю.
«Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка
Getty Images

Весной 2021 года сервис Добро Mail.ru запустил информационную благотворительную кампанию #надопоговорить. Чтобы узнать, что россиянки думают и знают о перинатальных потерях, мобильный сервис для беременных AMMA Pregnancy Tracker провел онлайн-опрос.

Не занимайтесь самолечением! В наших статьях мы собираем последние научные данные и мнения авторитетных экспертов в области здоровья. Но помните: поставить диагноз и назначить лечение может только врач.

Несмотря на то что по разным оценкам с потерей ребенка сталкивается от 5 до 10% женщин, около 40% респонденток впервые услышали о проблеме перинатальных потерь только из этого опроса. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Среди тех, кто пережил такую потерю, за психологической помощью к специалистам обратились лишь 7%, в 10 раз больше женщин – 76% – приняли решение никуда не обращаться, справляясь со своими переживаниями самостоятельно или с помощью близких людей. 

Перинатальная потеря: личный опыт

Впрочем, и поговорить о потере с женщиной, чья беременность прервалась, поддержать, смогли далеко не все – многие участницы опроса отметили, что просто не знали, как именно нужно говорить, чтобы не ранить и не навредить. Наши героини, которым, к сожалению, довелось пережить печальный опыт перинатальной потери, рассказали, что им довелось услышать от врачей и близких и какая поддержка для них действительно оказалась необходимой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Когда вы столкнулись с потерей ребенка, хотелось ли вам говорить о произошедшем с другими? 

Алла: «Мне было очень нужно выговариваться. Я постоянно рассказывала всем, кто готов был слушать, что произошло со мной. Я чувствовала потребность говорить об этом у себя в блоге в Instagram (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации). В первую очередь я обратилась за поддержкой к мужу, а потом уже, так как писала об этом в блоге, познакомилась с большим количеством мам, чьи дети умерли. Они давали мне не только поддержку, а и безоценочное понимание».

Жанна: «Дело в том, что мне пришлось столкнуться со срывами беременности 5 раз. Говорить об этом хотелось очень, но и напрягать людей мне не хотелось. У моей мамы первый ребенок родился мертвым на 7-м месяце беременности, было сильное многоводие, после родилась я, и мама очень часто мне про это говорила, мне было больно и неприятно слушать это с детства. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Моя первая беременность получилась почти сразу после свадьбы, родилась прекрасная девочка. Когда ей исполнилось 5 лет я развелась с ее папой, и у меня появился мужчина. Через полгода я забеременела, очень радовались, пока на 2-м месяце не началось кровотечение и не сорвалась беременность, переживали вместе, ездили к врачам, потом через полгода снова то же самое. Было совсем непонятно, что происходит и как такое может быть, но мы не унывали, верили, что это случайность, и я искала ошибки, после было еще 2 срыва, сроки были побольше, один раз даже пришлось делать чистку. Я отчаялась, муж привык, и не обращал внимания, врачи толком ничего не объясняли».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Алия: «Очень хотелось говорить. Мы постоянно разговаривали с мужем о сыне, и часто — с друзьями, которые были готовы об этом говорить. Еще мне было важно находить таких же родителей, потерявших детей, и я нашла их в инстаграме (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации)».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как именно поддержали вас те, к кому вы обратились?

Алла: «Самая главная поддержка – это безоценочное слушание, отсутствие обесценивания и просто добрые слова поддержки: "Мне очень жаль, ты имеешь полное право на чувства, так не будет всегда, я рядом, я с тобой".

Жанна: «За поддержкой не обращалась особо ни к кому, подруги говорили, что есть дочка – уже хорошо, у некоторых из них и с одним ребёнком не выходит. Поддерживала дочка очень. Она уже пошла в школу. Просила братика или сестричку, даже подсунула мне открытку, там написала: "Привет, мамочка, я твой малыш из животика, жди меня, скоро увидимся!"»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Алия: «Моей главной поддержкой был муж. Мы, как родители, поддерживали друг друга и понимали друг друга лучше, чем кто-либо другой. Какое-то время спустя я познакомилась с другими родителями, потерявшими детей, и они оказали мне огромную поддержку. Они слушали меня и делились своим опытом в ответ. Главное — они никак не оценивали мои чувства. Просто слушали и поддерживали во всем. Давали мне право на любые эмоции, включая те, которые многие считают негативными».

Как на случившееся отреагировал медицинский персонал? 

Алия: «В плане медицины всё прошло хорошо, я рожала в отдельном родблоке, рядом всё время находился муж. Что касается психологической поддержки, то было по-разному. Кто-то из персонала искренне старался поддержать, и их добрые слова я помню до сих пор. Кто-то вел себя отстраненно. Были фразы "Не переживай, родишь другого", но я видела, что эти слова говорятся от незнания, от неумения правильно поддержать».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Жанна: «Когда я попадала на сохранение или чистку, персонал был равнодушен, ведь у них таких очень много, я это поняла, когда лежала там».

Алла: «В моем случае медицинский персонал не оказал мне поддержки, в которой я нуждалась. Всячески намекали, что ребенок – это выкидыш и плод, что забирать дочь не надо и что я еще рожу».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Обращались ли вы к психологу?

Алла: «Да, я обратилась к психологу, которого предоставил фонд "Свет в руках" (фонд "Свет в руках" помогает женщинам, пережившим перинатальные потери. – Прим. ред.), спустя две недели после родов, психолог мне очень помог. Этот же специалист поддерживал меня первый год после потери, в следующую беременность и после нее».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Алия: «Обращалась уже спустя некоторое время после потери. Психотерапия очень помогла».

Жанна: «К психологу не обращалась, наверное, потому, что дочка поддерживала. Моему партнеру было как-то проще, может, мне казалось, что ему всё равно стало. Мой диагноз: "привычное невынашивание беременности". Я мечтала: если вдруг у меня получится родить, я сниму видео для ютуба и буду писать об этом на всех форумах, чтоб девчонки с такими проблемами верили и не отпускали руки, ведь это очень важно – верить и надеяться»

Какая поддержка больше всего нужна женщине, пережившей потерю ребенка? 

Алла: «Психологическая (тут я говорю про терапию) и возможность проживать горе так, как ей необходимо. Поддержка в виде просто слушания — без оценки. В самом начале: уборка в доме, готовка и, может быть, посидеть с детьми старшими. Это очень важно, ведь в самом начале у женщины может не быть сил на все это».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Алия: «Очень важна психологическая поддержка — в первую очередь от родных и близких. Выслушивать, давать возможность выговориться, не оценивать чувства, не давать непрошеных советов, просто быть рядом, если требуется. Слушать и слышать, что говорит женщина, какие ее потребности.  Очень помогает терапия – именно с психологом, который имеет квалификацию и опыт работы с гореванием».

Какие слова по поводу потери оказались самыми болезненными?

Алла: «Родишь ещё, всё будет хорошо, она ведь даже не жила, она родилась мертвой (когда говорили эти слова, обесценивая мое горе), тебе нужно отвлечься, отпусти, нужно жить дальше».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Алия: «Это был плод, а не человек».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Объясняет психолог: как правильно поддержать тех, кто пережил перинатальную потерю

В нашей культуре тема смерти табуирована, тема перинатальных потерь – тем более. Об этом не принято говорить, но беременность не всегда заканчивается рождением живого и здорового ребенка. Женщина, столкнувшаяся с потерей ребенка, оказывается не просто в горе, но еще и в таком горе, о котором она чаще всего может мало кому рассказать, — рассказывает Евгения Моско, клинический психолог, специалист по работе с перинатальными потерями. -  Процесс горевания в ситуации перинатальной потери осложняется тем, что такое горе затрагивает практически все сферы жизни — семейные и дружеские отношения, здоровье, работу, быт. Отношения с родственниками и друзьями часто претерпевают значительные изменения. Многие не готовы говорить о потере, делают вид, что ничего не случилось, думая, что так будет лучше для всех. Родные и близкие очень часто выбирают стратегию «Не хотим бередить рану».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но на самом деле ни один родитель, потерявший ребенка, естественно, не может об этом забыть ни на один день. Такое замалчивание, наоборот, может привести к осложнению процесса горевания и дополнительным страданиям. Мы видим из комментариев наших героинь, как им важно было иметь возможность выговориться.

Некоторые, пытаясь поддержать, говорят фразы из разряда: «соберись», «держись», «молодая, родишь еще», «всё будет хорошо». Такие слова, к сожалению, не просто не утешают, а воспринимаются как обесценивание переживаний горюющих родителей.

Часто близкие люди могут пытаться утешить с помощью сравнения: «Вот у Маши/ Васи/ Пети ребенок умер во столько-то лет, им тяжелее». Это происходит из-за непонимания, как правильно поддержать. Такое горе непредсказуемо, оно потрясает и ужасает, и окружение горюющих родителей может просто не понимать, как вести себя в такой ситуации. 

Основная поддержка, в которой нуждается скорбящий родитель в такой ситуации, – это  признание права на любые эмоции, безоценочная поддержка, готовность быть рядом, слушать и сопереживать. Это подтверждают и слова наших героинь.

Следует понимать, что горе – это не сиюминутное явление, а процесс, у которого есть этапы. Отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Важно знать об этом, чтобы понимать, что многое, что происходит с человеком в горе, что его эмоции и переживания, – это нормально для данной ситуации.  

Не следует говорить родителям, что они горюют слишком долго или, наоборот, слишком мало. Нет никаких четких временных рамок. Нельзя сказать, что сегодня можно горевать, а завтра пора заканчивать. 

Если родители не получают поддержки, чувствуют, что рядом с ними рядом нет людей, способных понять и принять их переживания, я всегда рекомендую обращаться к психологу. Но не любой психолог работает с темой перинатальных потерь. Я советую сначала узнать, компетентен ли специалист в данной теме, работает ли с горем. Не нужно стесняться спрашивать и уточнять. Фонд «Свет в руках» оказывает бесплатную помощь.

Загрузка статьи...