«Игра престолов»: финальный сезон в пересказе VOICE. Серия 1

Мы дождались! Начался восьмой и последний сезон самого эпичного сериала всех времен и народов! И VOICE не может отказать себе в удовольствии: сейчас мы расскажем, что там у них происходит, — до того, как серия выйдет на русском. Итак, серия первая. Осторожно, спойлеры!

Опытный зритель ждал этого момента полтора года. Ждал как мужа – капитана дальнего плаванья, если предположить, что у опытного зрителя был бы такой муж. Честно говоря, после просмотра захотелось блаженно отвернуться к стенке, сладко захрапеть и перестать видеть в читателях личность. Но мы сейчас сожмем булки и поспойлерим – мы же VOICE, а не какие-то там бездушные капитаны дальнего плаванья, которые храпят после оргазма.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дальше, если кто не понял, будет один сплошной спойлер, так что закройте страницу и бегите, не оглядываясь. Ну или нет.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

***

Долгожданная премьера начинается с незнакомого мальчика, который долго бежит по снегу через мрачную толпу. Минуту бежит, а потом еще минуту лезет на дерево. Опытный зритель, подпрыгивая перед экраном, с надеждой ждет, что мальчик наконец свалится и можно будет логично перейти к основному действию. Однако мальчик остается в живых (или нет), а с вершины дерева открывается потрясающая панорама заснеженного Севера, по которой идут черные колонны Безупречных, явно офигевая от пейзажа. Безупречные, как мы знаем, перенесли многое – психологическую обработку, пытки, насилие, кастрацию, но снег, знаете ли, это уже чересчур.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В авангарде колонны Безупречных скачут Дейенерис и Джон Сноу. Дейенерис надменно улыбается, глядя, как жители Севера любого пола рожают от ужаса при виде ее драконов, а Джон несет такое кислое лицо, как будто бы уже знает, что переспал с собственной тетушкой.

В отдельной карете с комфортом едут Тирион Ланнистер и Варис. Тирион заботливо советует Варису не отморозить тестикулы, а евнух Варис безуспешно пытается надуться от обиды (комплекция Вариса намекает, что надуваться ему уже некуда).

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Итак, наш разношерстный цыганский табор с триумфом входит в Винтерфел, и Джон знакомит свою новую избранницу (или нет) с родственниками.

— У вас клевый замок, — говорит Дейенерис. – И вы тоже клевая.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Леди Санса убивает Дейенерис взглядом и вежливо отвечает, что добро пожаловать.

— Мы все умрем! – внезапно кричит Бранн Старк. – Король Ночи забрал дракона! Они разрушили стену и идут на юг!

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джону становится неловко, и он быстро меняет тему на «давайте покушаем», после чего все идут в зал и начинают заниматься тем, чем занимаются взрослые разумные люди перед лицом смертельной опасности – разводят дикий срач. «Как это – мы назначили Джона королем Севера, а он нам какую-то белобрысую бабу притащил (и, кстати, она крашеная!)?» «Как это – мы будем драться рядом с Ланнистерами? Мы с ними на одном поле и более простые вещи делать не сядем, не то что драться!» Мудрый Тирион, глядя на это интеллектуальное шоу, тяжело вздыхает и говорит что-то мудрое с очень мудрым лицом. Зал мгновенно теряет запал, а Тирион отводит в сторонку Сансу и нежно говорит, что, мол, знаешь, милая, мне было очень непросто объяснить папеньке, как так получилось, что моя жена исчезла немедленно после внезапной смерти Джоффри. В ответ Санса применяет безупречный женский прием: «Милый, а ты хлеб купил?», после чего запал теряет уже Тирион.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тем временем в Королевской гавани Серсея, почему-то продолжающая отказываться верить в глобальный зомби-апокалипсис, решает убить обоих своих братьев одним махом. Вернее – одним Бронном Черноводным. Для этой коварной цели королева передает знаменитому наемнику арбалет, хотя ракета класса «земля-земля» очевидно была бы надежнее.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Помимо арбалета Серсея теперь имеет на балансе двадцать тысяч Железнорожденных, готовых биться за ее честь, если, конечно, королева предварительно отдаст свою честь их хамовитому вождю. Но поскольку чести у Серсеи – завались, она разумно решает, что если Эурону Грейджою тоже немножко перепадет, то ничего страшного.

Пока Эурон занят важным, Теон Грейджой освобождает Яру, которая сперва радостно бьет его по морде, а затем отпускает на Север, поиграть с оставшимися друзьями детства в любимую игру «то, что мертво, умереть не может».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Следующие пять минут эфирного времени уделено трешу, угару и пасторали – Дейенерис учит Джона Сноу кататься на драконах. За пастораль отвечают заснеженные холмы и сверкающие водопады Севера, а за треш и угар – лицо Джона Сноу во время данного родео. Вместо этих пяти минут можно без потерь посмотреть любое видео на «Ютубе», озаглавленное «Мужик кричит матом на американских горках».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пока голубки развлекаются, остатки Ночного дозора обходят пепелища граничащих со Стеной деревень, в одной из которых обнаруживают выложенный Белыми ходоками коловрат из частей тела местного населения. Видно, что ходоки уже отчаянно заскучали и открыли кружок художественной самодеятельности.

Ну и вишенка на торте – приезд в Винтерфел божественного однорукого бандита Джейме, которому пришла пора посмотреть в глаза Бранну Старку. Опытные зрители помнят, что в первом сезоне Джейми выкинул Бранна из башни, чтобы ребенок не смотрел порно, но маленький паршивец выжил, теперь вот в глаза ему смотри...

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но в целом всё сложилось бы довольно неплохо, если б под занавес не явился Сэм Тарли, который узнал из записей Верховного Септона, что Джон Сноу никакой не бастард, а очень даже Таргариен, наследник Железного трона, правитель Семи королевств и всё такое. Теперь Джону придется выбирать между двумя долгами – личным и государственным. Отсюда следует нехитрая экзистенциальная мораль: читать вредно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

***

На этом первая серия заканчивается, и опытный зритель ложится спать, чувствуя приятное томление внизу живота. А во второй серии разговоры наконец прекратятся, и вожделенные «сиськи и драконы»(с) явятся нам во всей своей первозданной красе. Ну или нет.