РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Волчица в кашемировом пальто: почему все хотят быть в «стае» Дельфины Арно — золовки Натальи Водяновой

Пройдя мимо нее на улице, ты вряд ли бы обратила на Дельфину внимание. Скромная девушка с простой укладкой, как правило, в total-black образах, говорит по телефону и быстро шагает от машины с личным водителем к дверям бутика. Чья-то ассистентка? Помощница Миранды Пристли? Нет, самая влиятельная девушка в модной Европе, или, как ее называют, принцесса LVMH.
Волчица в кашемировом пальто: почему все хотят быть в «стае» Дельфины Арно — золовки Натальи Водяновой
Legion media, East News

Совсем недавно мы с тобой говорили о том, что в мире тяжелого люкса нет лишних людей — все связано так же плотно, как в бабушкином зимнем свитере, который она сделала для любимой внучки из пуленепробиваемой шерсти. Дочери фэшн-магнатов выходят замуж за сыновей огромных пиар-компаний, родственники королевских семей Европы дают клятвы верности наследникам самых больших модных предприятий. Не подумай, мы, конечно, верим в любовь, но в то, что модная индустрия построена на преемственности и семейности, верим так же беспрекословно. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Семейства Гуччи, Версаче, Прада, Феррагамо — это только часть айсберга, который виден на поверхности. На самом деле клановость и преемственность куда глубже в каждой сфере, которой живет модная Европа. От дизайнеров до подмастерий, самые большие профессионалы там были обучены отцами и мамами, а потом уже колледжами и университетами. Точно такую же «домашнюю» школу в свое время прошла Дельфина Арно — дочь Бернара и сестра Антуана, мужа Натальи Водяновой. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сейчас Бернар с состоянием в 190 миллиардов долларов считается третьим в списке самых богатых людей планеты. Династия мощных управленцев началась, кстати, не с него, а как минимум с его отца. У него Арно в свое время выкупил семейное предприятие, которое перепродал и получил первые осязаемые деньги. Продолжая перепродажи бизнесов, он наконец заполучил Dior, а спустя десятилетия стал императором LVMH — самой влиятельной модной компании в мире. 

ЭТО ИНТЕРЕСНО
Наталья Водянова и другие звезды, которые имеют статус многодетных матерей

У Натальи Водяновой пять детей от двух браков. От первого супруга, британца Джастина Портмана, знаменитость родила Лукаса, Неву и Виктора. От второго — бизнесмена Антуана Арно — сыновей Максима и Романа. Модель признается, что для нее быть мамой — самое большое счастье в жизни. Водянова возит детей с собой повсюду — на презентации, открытия новых площадок благотворительного фонда «Обнаженные сердца», показы и встречи с друзьями. Старший, Лукас, делает первые шаги в fashion-индустрии, дочь Нева планирует связать свою жизнь с музыкой, а младшие сыновья пока не определились, с чем хотят связать свою жизнь. Можно быть уверенным в одном — Наталья своих детей поддержит в любых начинаниях.

1 из 7
В LVMH входят Christian Dior, Louis Vuitton, Givenchy, Guerlain, Moët & Chandon, Hennessy, Chaumet и многие другие бренды, продающие предметы роскоши, косметику, одежду и обувь. Фактически семейство Арно «владеет» модной Европой.
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И, как в каждом клане, наследство распределено заранее. Но отнюдь не по принципу близости: последние 18 лет Бернар внимательно наблюдал за тем, как его старшие дети, Дельфина и Антуан, соревнуются в управлении вверенными им компаниями — и лидерство пока удерживает первая дочь бизнесмена, которую уже называют волчицей в кашемировом пальто и эльфийкой с железной хваткой. Как ты догадалась, неоднозначные прозвища достались ей не просто так. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Свою первую серьезную позицию Дельфина заняла в 23 года. Отец позаботился о том, чтобы основы управления дочь изучила в самых престижных заведениях: бизнес-школе EDHEC в Лилле и Лондонской школе экономики и политических наук. Применять знания «зеленой» студентке пришлось почти сразу, заняв пост директора по развитию  John Galliano. Спустя год Дельфина присоединилась к антикризисной группе Dior, причем не за красивые глазки и звучную фамилию: чутье акулы подсказывало Арно, как выводить бренды-гиганты из кризисов и умножать их прибыль в такой прогрессии, какую даже отец девушки не мог предсказать. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Бернар, по слухам, крайне строг к своим детям и не подпустил бы их к управлению марками и на пушечный выстрел, если бы сам не убедился в том, что они могут действовать разумно и, как он сам, даже гениально. Очень скоро Дельфина перешла в Louis Vuitton — флагман LVMH, чтобы сделать его еще богаче. Именно эльфийке с железной хваткой принадлежат идеи некоторых внутренних назначений. Думаем, благодарить здесь стоит не ее образование, а врожденное чутье: Арно понимает, как свести цифры (колоссальные, нужно заметить) с творчеством, чтобы кутюрье продолжали творить искусство, которое продается. Задача не из легких — десятилетиями модные Дома бьются над ней, и многие — слишком многие — проигрывают. Но не Дельфина. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сотрудники LVMH вспоминают, как получают от начальницы письма даже ночью — когда все уходили из офиса, Арно продолжала работать. И не зря: основав премию LVMH Prize, она обеспечила компании прилив молодых дизайнеров, среди которых точно определяет тех, кого ждет коммерческий и творческий успех. А еще мастерски ведет эти огромные модные лайнеры среди айсбергов, выводя их из самых пропащих течений. Не удивительно, почему Дельфину считают главной преемницей отца, а в команду волчицы в кашемировом пальто мечтают попасть все сотрудники LVMH: однажды эта принцесса станет королевой.  

Загрузка статьи...