О Демне Гвасалия замолвите слово: человек года 2016

Авторитетный портал о моде Buisness of Fashion назвал главным человеком мира моды 2016 года Демну Гвасалия. Как это случилось и почему тебе стоит запомнить имя этого дизайнера, рассказывает блогер Ванда Вонг.
О Демне Гвасалия замолвите слово: человек года 2016

Слово о Демне не то что уже замолвили, а написали целые тома (даже если сложить вместе посвященные ему странички одних только печатных журналов за последние 2 года, уже потянет на увесистый справочник). И все равно меня очень занимал вопрос, почему именно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Почему он? Почему сейчас? Почему под его руководством французский бренд Vetements, а теперь и модный дом Balenciaga, превратились не то что в передовой ударный отряд моды (который ускакал вперед, только пыль из-под копыт видна, ну и бог с ним, шагаем спокойно дальше размеренным маршем), а в основные боевые силы? То есть стали мейнстримом, о котором разве что журнал «Крестьянка» еще не написал. И стали каким-то не совсем обычным, нонконформистским мейнстримом, который раздражает, отпугивает, удивляет. То есть все знают, все видели, все слышали, никто не оспаривает, что, наравне с Gucci и Prada, Balenciaga и Vetements – на данный момент главные трендсеттеры. Знают и не оспаривают, но (иные) – вздрагивают.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Круизная коллекция Balenciaga 2017

Я, кстати, не вздрагиваю. Мне нравится. И тем сложнее дается пост, потому что, когда тебе что-то нравится, хочется написать об этом хороший текст. Не устраивать заунывный бубнеж про «дух 1980-х, который присутствует в последней коллекции дизайнера». Не пересказывать биографию (место рождения – Грузия в составе СССР, эмиграция из Грузии уже не в составе СССР, зато в состоянии военных и послевоенных действий) и творческий путь, в начале которого был Maison Martin Margiela, о котором теперь неизвестно еще в связи с чем больше вспоминают: потому ли что был одним из культовых домов 1990-х или потому что в нем взрастили Демну). Не упоминать про моду на Восточную Европу, про конфликт на Украине, который во многом если не породил, то эту моду значительно усилил.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Круизная коллекция Balenciaga 2017

И даже не повторять саму себя в рассказах о Гоше, Лотте и популярности некрасивой красоты. Ради справедливости: все, что написано абзацем выше, в полной мере можно считать ответом на вопросы, поставленные чуть ранее. Просто такие ответы меня не слишком вдохновляют. Это как пересказывать словарную статью. Она, конечно, очень правильная. Но скучная.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Круизная коллекция Balenciaga 2017

А вдохновляет меня вот какой ответ. Мы живем в мире, где столкнулись два мощных океанских течения: мода на демократизацию всего и вся (сто одинаковых дешевых серых футболок одного из богатейших людей планеты Марка Цукерберга, привет) и классовое расслоение, которое от этой моды никуда, знаете ли, не делось. Кое-какие богатые (недосягаемые небожители вроде того же Цукерберга) могут себе позволить все, в том числе и покупать дешевые футболки. Другие богатые (но не такие недосягаемые), чтобы сохранять свой статус и преумножить доход через социальные связи, должны соответствовать своим кругам общения. Своим покровителям, патронам, влиятельным знакомым. Никто, кроме основателя Facebook (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации), не придет на встречу к Игорю, например, Ивановичу Сечину (и его жене) в серой футболке. И хотя башня «Роснефти» мне без надобности, я тоже куда-то приду с плетеной соломенной сумкой неизвестного происхождения. А куда-то не приду, потому что не поймут и мне это не все равно. И ты сделаешь так же.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Осенняя преколлекция Balenciaga 2016

Довольно продолжительное время мир, где правит статус, был в классическом понимании красивым. И вначале он был не только красивым, но и остромодным. Потом красивым и просто модным. Потом просто красивым. А крутым и модным стало совсем другое. Ну и как-то все это уживалось без особых конфликтов. Одни крутые, другие красивые (и богатые). Но мода на демократизацию. И – ах! Богатым тоже захотелось стать крутыми. Ну не зря же они деньги зарабатывали. По слухам, уже Яна Рудковская, известная поклонница одежды haute couture, рекомендует (в частных беседах) носить модные толстовки. (До чего дошел прогресс). Но в мире, где важен статус, нельзя быть крутым в дешевой одежде. Может и можно будет через какое-то время, кто знает. Но пока нельзя и до этого еще довольно далеко. И вы уже поняли к чему я веду. Balenciaga – это круто и модно, потому что остро, потому что соответствует неспокойному времени, потому что терзает и цепляет наш глаз так же, как терзают и цепляют заголовки новостей: «Экономический спад, теракты, беженцы, межнациональные конфликты, Трамп — президент». И Balenciaga сейчас — это успешно, потому что дорого. Потому что статусно. Потому что, надев Balenciaga, ты снова можешь быть и богатым, и крутым одновременно. А что еще нужно для счастья?

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Осенняя преколлекция Balenciaga 2016

Практических рекомендаций сегодня не будет. Носить ли? Если нравится. Но лучше не носите, если не понимаете вообще ничего про эту эстетику, как вот эта милая девушка. Господи ты боже мой, ну нельзя остаться душой и телом в российских 2000-х и прислонять к себе этот баул за 150 тысяч для актуализации модного образа.

Ванда Вонг, автор блога Vandastyle

Комментарии
Текст комментария